ХАРЬКОВСКАЯ  НАУЧНАЯ
МЕДИЦИНСКАЯ  БИБЛИОТЕКА
  KHARKOV  SCIENTIFIC MEDICAL LIBRARY
Get Adobe Flash player

Режим работы

пн - пт  900 - 1800

обслуживание читателей - 1100- 1800

сб, вс - выходные

санитарный день -

последний рабочий день месяца

(читатели не обслуживаются)

Контакты

г. Харьков, пл. Поэзии, 5

ст.м. "Исторический музей"

тел./факс (057)731-25-36

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.


"О ДОЛГЕ, ЧЕСТИ, СПРАВЕДЛИВОСТИ И ЛИЧНОСТЯХ. (ЗАРИСОВКИ  К 150-ЛЕТИЮ ХАРЬКОВСКОГО МЕДИЦИНСКОГО ОБЩЕСТВА)"

(Статья в "Медичній газеті")


Медицинская общественность, и не только, на протяжении многих месяцев интенсивно обсуждает и освещает, я бы сказал, эпохальное явление - 150-летие Харьковского медицинского общества (ХМО), старше которого нет не только в Украине, но и во всех странах бывшего Советского Союза. Были, да, к сожалению, не сохранились.

Харьков сумел и сохранить и развить и Медицинское общество, и свою Медицинскую библиотеку с ее бесценным книжным фондом. Библиотеку ХМО не разворовали, не растащили ни по сусекам разных учреждений Наркомздрава, ни по частным домам. Ни у кого не поднялась рука. А ведь это была их (членов Медицинского общества) собственность! Собственность, приобретенная за их кровные, ими же заработанные, деньги. Ни в холод, ни в голод, ни в годы революционного беспредела и братоубийственной гражданской резни (большевики, деникинцы, махновцы, петлюровцы и другие), не нашлось в Харькове таковых, которые посягнули бы на Медицинскую библиотеку.

Создавать медицинскую библиотеку, пополняя ее фонды и формируя их научную направленность, было делом чести членов Харьковского медицинского общества, стало традицией для всех последующих его председателей, а также библиотекарей, которые сперва работали на общественных началах, а потом штатно, стало их общественным долгом, их нравственной обязанностью, превратилось в традицию.

Уходя на покой и заслуженный отдых, многие из них отдавали свои книги библиотеке, завещали личные библиотеки Обществу. Семьи многих ученых, после их кончины, передавали ему книги и целые библиотеки. Это было признаком хорошего тона, признаком интеллигентности и высокой культуры. Примеров множество. Мы о них можем подробно рассказать. Книги были под контролем. Все члены Общества имели печатные каталоги книг, имевшихся в библиотеке. Каталоги каждые 5 лет, дополненные описанием новых поступлений, переиздавались. Все было продумано и учтено.

Вот почему в то время в Харьковском медицинском обществе таковых и быть не могло!

Медицинскую библиотеку сохранили как святыню, как "кладезь знаний". Бережно передали эту наибольшую духовную ценность Советской власти с надеждой на вечное и разумное хранение и приумножение, а также использование в благих целях потомками. А Советская власть, после национализации библиотеки, сделала из нее в 1929 году Украинскую государственную научную медицинскую библиотеку, возложив на нее важнейшие государственные задачи, в частности:

а) собирать и хранить всю медицинскую литературу СССР, а также необходимую иностранную литературу;

б) обеспечивать своими фондами институты и другие медицинские учреждения УССР и, в частности, Харькова;

в) осуществлять библиографическую работу по разным отраслям медицины и разрабатывать украинскую медицинскую библиографию, организовывать консультационно-справочную работу для учреждений Харькова, а также УССР;

г) руководить библиотечно-библиографической работой институтов Наркомздрава и других медицинских учреждений, координируя эту работу в пределах УССР;

д) обслуживать медицинских работников очно и заочно (для этого впервые в СССР в Украинской государственной научной медицинской библиотеке был открыт заочный абонемент, обеспечивающий медицинской литературой периферийных читателей;

е) выполнять специальные задания Наркомзрава Украины.

Кроме того, на ее базе были организованы во многих городах Украины филиалы: в Киеве, Донецке (Сталино), Одессе, Чернигове и, даже, в Харькове. Со временем все филиалы были преобразованы в областные научные медицинские библиотеки. Об истории библиотеки, ее роли в развитии медицинской науки и ее судьбе была опубликована обширная статья "Харківська наукова медична бібліотека: 150 років на службі медичної науки та охорони здоров'я" ("Медична газета" № 9 (298) від 19 травня 2011 року).

Параграф первый Устава Харьковского медицинского общества, разработанного харьковскими профессорами и докторами Вильгельмом Федоровичем Грубе, Владиславом Андреевичем Франковским и Семеном Григорьевичем Рындовским и утвержденного в 1861 году, гласит: "Харьковское медицинское общество имеет целью способствовать коллегиальным отношениям врачей, касательно изучения, усовершенствования и полезного применения всех отраслей медицины".

Для решения этих целей и задач Харьковским медицинским обществом были созданы:

Библиотека - 1861 г.

Лечебница для приходящих больных - 1863 г.

Больница - 1885 г.

Пастеровский институт - 1887 г.

Химико-микроскопический институт - 1888 г.

Бактериологический институт - 1889 г.

Харьковский медицинский журнал - 1906 г.

Женский медицинский институт - 1910 г.

Органо-терапевтический институт - 1919 г.

Поликлиники медицинского общества - 1946 г.

Разумно и дальновидно. Я верю, что все происходит от слова - LOGOSа, олицетворяющего собой "разум и разумное" (перевод с греческого). Слово, запечатленное (обозначенное) на глиняных табличках, папирусе, пергаменте, бумаге, микропленке, цифровом диске или на любых других носителях информации - составляет книгу. Книги являются источником хранения фактов, памяти, событий, мыслей и знаний, хранимых навеки для будущих поколений. Следовательно, организаторы и учредители ХМО в свое время поступили и разумно и логично, начав свою общественную деятельность не с открытия лечебниц, клиник, лабораторий, институтов, а с организации библиотеки. Все остальное, как видим, было создано позже. Библиотека стала первым и главным началом. В первые годы на нее выделялось 40% годовых бюджетных средств Медицинского общества.

Все начинается со знания, с образования, с просвещения и воспитания. Обучение, воспитание и просвещение способствуют созданию личности, а вокруг личности возникает интеллектуальная аура, влияющая на создание общественной морали, нравственности, и, следовательно, гражданской позиции, базирующейся на этих фундаментальных истинах. Только так формируется интеллект и в упорном, постоянном и напряженном труде выкристаллизовывается интеллигенция.

Историю полуторавекового становления и развития медицины творили и сегодня создают тысячи людей: таких разных - умных и благородных, горделиво-честолюбивых, высоконравственных и жертвенно-справедливых, которые вкупе развивали медицинскую науку, внедряли ее достижения в практику, заботясь о здоровье народа и его долголетии, тем самым, укрепляя государство. И это их разнообразие гармонизировалось и уравновешивалось теми целями и задачами, которые перед ними ставила жизнь и творило прогресс, создавая цивилизацию.

И нам хочется из этого множества членов Медицинского общества, бывших и сегодняшних, выделить и высветлить некоторых особенных, высоконравственных и справедливых, положивших свою жизнь на алтарь служения людям и укрепления государства, ибо "Что есть государство без справедливости? Банда разбойников", - писал в IV веке Блаженный Августин.

Действительно, справедливые государства создавались высоконравственными людьми, а если эти люди были еще одарены и облагорожены талантом, то это уже есть благо, придающее благородство всему народу и украшающее государство.

Мы предлагаем редакции "Медицинской газеты" постоянно публиковать материалы о бывших членах Харьковского медицинского общества, об их вкладе в науку, что будет способствовать возврату их из исторического забвения, нравственному воспитанию подрастающего поколения, познанию истории развития медицины и о сегодняшних, принявших от них эстафету и достойно несущих ее вглубь XXI века.

Начнем с организаторов Харьковского медицинского общества - этих гуманных врачей, ученых, бескорыстных и добрых людей, истинных друзей бедных и страждущих.

Профессор Грубе Вильгельм Федорович был основателем Харьковского медицинского общества. Вокруг него сгруппировался активный кружок учредителей, и совместно с Франковским В.А. и Рындовским С.Г. он составил первый Устав Общества. Принимал в его жизни самое деятельное участие и сделал на его заседаниях массу докладов. В 1868 году состоял его вице-президентом, а с 1869 по 1890 год - президентом и председателем Общества. В 1886 году был избран в почетные члены Общества, а в 1891 году - избран его почетным Председателем. Все главные учреждения Общества, направление его деятельности и традиции возникли при нем и при его участии.

Родился Вильгельм Федорович в 1827 году в с. Нейгуш Курляндской губернии (Прибалтика) в бедной семье. Учился в городском училище, потом в Рижской гимназии, из которой поступил на богословский факультет Дерптского университета, но вскоре перешел на медицинский, окончив его в 1850 году. Будучи студентом, занимался оперативной хирургией и патологической анатомией. После окончания университета, как казеннокоштный воспитанник, поступил на морскую службу. В 1851 году защитил докторскую диссертацию и ушел в двухлетнее плавание. Во время стоянок фрегата, на котором он служил, усердно знакомился с иностранными госпиталями. Это знакомство произвело на него большое впечатление и вызвало желание приняться за изучение физиологии, как основной науки для выяснения процессов, происходящих в организме. В 1854 году был назначен ординатором, а потом помощником главного врача морского госпиталя в Кронштадте. Огромный госпиталь (1000 коек) предоставлял Вильгельму Федоровичу широкое поле деятельности для приобретения знаний и опыта. В 1858 году он выставил свою кандидатуру в Харьковский университет, где и был избран в 1859 году профессором хирургии и офтальмологии, которым и состоял до самой смерти. Здесь, в Харькове, открылось широкое поприще для деятельности Вильгельма Федоровича. Клиника была мала, неблагоустроенна и запущена, преподавание не только его предмета, но и остальных, велось не на высоте задач того времени. Большинство профессоров самостоятельных исследований почти не проводили, а лекции читали по шаблону, по сокращенным немецким учебникам, иногда держа их под кафедрой и заглядывая в них. Хотя студентам уже разрешалось по желанию сдавать экзамены на русском языке, а не на латинском, однако за латинские ответы прибавляли отметку, иногда ставя удовлетворительный балл лишь за то, что абсолютное невежество проявлялось на латинском языке.

В 60-х годах XIX столетия Харьковский университет стал обновляться, дух научного исследования, новые методы преподавания проникли в него и профессор Грубе В.Ф. явился одним из самых первых разрушителей старозаветной казенной науки и Николаевского режима. В дело клиники и в преподавание Вильгельм Федорович вкладывал всю свою душу. Клинику он реформировал, преподавание обновил, установил живое общение со студентами и молодыми врачами, выпустил массу учеников, создал свою школу. Лекции его отличались умным критическим анализом. Он учил мыслить самостоятельно, не увлекаясь господствующими теориями. При оперировании требовал тщательного выполнения всех деталей оперативной техники, как ради эстетических целей, так и ради пользы для больного. С научной целью он неоднократно ездил за границу. А в 1870 году во время франко-прусской войны работал в английском отделе Красного Креста у Мак-Кормака. В русско-турецкую войну 1877-1878 годов служил сначала в Кавказской армии, а затем под Плевной.

Широкообразованный, с хорошим знанием не только специальной, но и общей литературы, остроумный, Вильгельм Федорович всегда привлекал внимание слушателей. В 1893 году при проведении септической операции профессор Грубе заразился, и хотя не погиб от заразы, однако здоровье его после тяжелой болезни оказалось разрушенным, и он превратился в дряхлого старика. Умер Грубе Вильгельм Федорович в 1898 году.

Франковский Владислав Андреевич был учредителем Харьковского медицинского общества и, вместе с Грубе В.Ф. и Рындовским С.Г. - составителем его первого Устава. В деятельности Медицинского общества всегда принимал самое живое участие. В 1886 году избран в его почетные члены. Общество в 1892 году торжественно отпраздновало его 50-летний юбилей практической врачебной деятельности, а после его смерти 31 марта 1895 года организовало сбор пожертвований и выстроило Приют имени Франковского для неизлечимых больных.

Владислав Андреевич родился в 1819 году в дворянской семье в Мозырском уезде Минской губернии. В раннем детстве потерял родителей и вырос среди чужих людей в лишениях и суровом обхождении. Этот личный опыт Владислава Андреевича был зерном, из которого выросло глубокое сочувствие к страданиям и несчастьям людей. Стремление оказать помощь несчастным и обездоленным стало главной руководящей идеей его жизни и наложило отпечаток на всю его общественную и частную деятельность. Обучался Франковский в Мозырском пятиклассном дворянском училище. Влечение к естественным наукам и стремление облегчить человеческие страдания побудило его поступить в Виленскую медико-хирургическую академию. Из-за недостатка средств он со второго курса перевелся в Харьковский университет, где обучался за казенный счет, и окончил его в 1840 году со званием лекаря. Еще студентом Владислав Андреевич начал практиковать среди бедных слоев населения, совсем не получавших медицинской помощи. В течение пяти лет он работал ординатором терапевтической клиники, а затем был назначен врачом, обслуживающим студентов и учащихся ветеринарного училища. Должность эту он исполнял не только бесплатно, но еще и ежегодно жертвовал по 60 рублей на лекарства для больных. С 1848 по 1858 год Франковский работал в должности акушера при городской Врачебной управе. Занимая не самые важные должности, а иногда даже третьестепенные, Франковский всегда был самим собою и все озарял и согревал своим светом. При случаях, а это бывало часто, потому что он пользовался исключительным доверием, оказывал не только материальную и медицинскую помощь, но и был нравственным примером и утешением для бедных и обездоленных. В Харькове, пожалуй, не было дома, где Франковский не побывал в качестве врача, причем богатые квартиры, или чердаки и подвалы - для него было безразлично, в последних даже он чувствовал себя нужнее и получал вследствие этого большее удовлетворение. В его личной амбулатории было зарегистрировано более 200 000 больных, которых он принимал с помощью одного - двух ассистентов, лечил, консультировал и бесплатно раздавал лекарства. До открытия лечебницы Медицинского общества общественных амбулаторий в городе не было, и амбулатория Франковского была единственным местом, где охотно и сердечно принимали неимущих больных. В годы общественных бедствий и неблагополучия честный, справедливый и порядочный Франковский всегда одним из первых находил применение своим силам, знаниям и бескорыстному служению людям. В период эпидемии холеры, свирепствовавшей на Слобожанщине в 1847 - 1848 г.г., он заведовал большой, но недостаточно оборудованной больницей, приспособленной для пациентов, заболевших холерой. С присущими ему энергией и самоотверженностью с помощью студентов он неустанно трудился над лечением больных, иногда исполняя работу фельдшера и сиделки. В 1845 году в Харькове и его окрестностях свирепствовала цинга, приводившая к высокой смертности населения. Ведомство казенных крестьян открыло в Харькове временную больницу для лечения цинги, заведование которой было поручено Владиславу Андреевичу. В больнице было несколько сотен больных цингой и, несмотря на большую смертность от нее населения города и окрестностей, в самой больнице почти все выздоровели благодаря тщательному уходу и стараниям Владислава Андреевича. Впоследствии, когда с открытием Медицинского общества, вопросы об организации борьбы с эпидемиями рассматривались на его заседаниях, Франковский всегда являлся одним из наиболее деятельных и влиятельных участников. Владислав Андреевич всегда принимал самое активное участие в деятельности благотворительных учреждений, пациентам которых оказывал бесплатную медицинскую помощь и часто покупал за свой счет лекарства. Помощь эта не была исключительной. Только за полтора года им было обеспечено бесплатно лекарствами более 2 тысяч больных. Во время Крымской войны 1854 - 1855 г.г. он безвозмездно работал в военно-временных госпиталях Харькова, снабжал больных своими лекарствами.

Большое участие Владислав Андреевич принимал в общественной жизни города. Со времени открытия в 1871 году харьковской Городской поликлиники он состоял деятельным гласным городской Думы, был инициатором устройства детской больницы, о чем долго и сначала безуспешно хлопотал, а после ее открытия в 1879 году был избран председателем ее совета. С 1878 года состоял членом городского Санитарного совета. Более 40 лет, начиная с 1843 года, Владислав Андреевич работал в Харьковском благотворительном Обществе. С 1867 года, в течение 20 лет, был почетным мировым судьею города Харькова. Франковский был Почетным гражданином города Харькова.

Владислав Андреевич почти безвыездно жил в Харькове, и только в 1870 году выезжал за границу, да каждым летом на месяц - полтора выезжал для отдыха в Крым или на дачу, но и там и здесь не оставался без пациентов.

В 1879 году был награжден знаком Красного Креста за оказанную безвозмездную помощь раненым и больным воинам во время Турецкой войны..

Профессор Рындовский Семен Григорьевич был учредителем и организатором Харьковского медицинского общества и его первым секретарем. Он вместе с Грубе В.Ф. и Франковским В.А. был автором первого Устава Общества . Семен Григорьевич родился в 1814 году на Екатеринославщине в семье протоиерея. После окончания Екатеринославской гимназии он в 1828 году поступил в Харьковский университет на этико-философское отделение филологического факультета и, благодаря академику, профессору Дорну Борису (Бернгарду) Андреевичу, русскому востоковеду, приобрел прекрасные знания восточных языков. Но, стремясь к энциклопедизму, решил изучить естествознание и поступил на медицинский факультет, который окончил в 1832 году. Став врачом, он поступил на работу в терапевтическую и акушерскую клинику на должность ординатора. Затем, начиная с 1838 года, Семен Григорьевич в течение почти 20 лет был адъюнктом (в дореволюционной России - лицо, занимающее младшую ученую должность).

Благодаря его энциклопедическим знаниям и высокой эрудиции, ему поручали читать лекции по десмургии, истории медицины, общей патологии, диагностике и, даже, венерическим заболеваниям. Рындовский добросовестно выполнял эту работу. В 1858 году он защитил диссертацию " De hydrophobia" (единственный его печатный труд) и был утвержден экстраординарным профессором фармакологии. Великолепный лингвист с обстоятельным знанием литературы, особенно классической, Семен Григорьевич был очень добрым и общительным человеком и его дом всегда отличался гостеприимством и был центром кружка интеллигенции, где бывали известные представители интеллигенции того времени. Он был хорошим практическим врачом, пользовался доверием и уважением пациентов и охотно оказывал им бесплатную медицинскую помощь. Он принимал активное участие во многих благотворительных мероприятиях. В 1862 году вышел в отставку и по 1891 год работал по общественному ведомству Императрицы Марии. Умер Семен Григорьевич в 1897 году.

Сочава Николай Афанасьевич, сын священника, родился в Черниговской губернии в 1839 году. Медицинское образование получил в Военно-Медицинской академии. В середине 60-х годов переехал в Харьков, где и прожил до самой своей смерти. Действительным членом Харьковского медицинского общества Сочава состоял с 1867 года и в течение 15 лет принимал в его жизни деятельное, можно сказать руководящее, участие, являясь выдающимся представителем общественного и санитарного направления медицины.

С 1870 по 1881 год он был секретарем Общества, заполняя его заседания своими докладами по самым разнообразным вопросам, преимущественно санитарным, отчетами о деятельности общества, научными обзорами, речами по принципиальным вопросам. В 1881 году Сочава не выставил своей кандидатуры в секретари и вскоре окончательно отстранился от всякого участия в деятельности Медицинского общества. Возможно, в этом самоустранении главную роль сыграла создававшаяся оппозиция к его былому беспрекословному руководству и нетерпимость к бунтарскому революционному духу, поразившему многих членов общества.

Большая гинекологическая практика сначала занимала его и из совершенно неимущего в 60-х годах сделала очень богатым человеком. Потом и она стала сокращаться, и в последствии он ее совершенно оставил.

Николай Афанасьевич активно пользовался библиотекой Медицинского общества. Тяготение к чтению он сохранил до конца жизни, выписывая и читая разные газеты и журналы, как русские, так и иностранные.

Остальную свою жизнь Николай Афанасьевич провел в полном отчуждении от Медицинского общества, равно как и от иных общественных организаций. Умер Николай Афанасьевич в 1911 году совершенно одиноким и забытым в страшных мучениях от злокачественного новообразования мочевого пузыря.

Все свое состояние (120 тысяч рублей и большую усадьбу в лучшей части города, оцениваемую свыше 250 тысяч рублей) он завещал городу Харькову на устройство богадельни для утративших трудоспособность домашних слуг, прослуживших на одном месте не менее 25 лет.

Это же какую надо иметь наивную святую веру праведника, веру в честность и справедливость городской власти, чтобы, разочаровавшись в общественной жизни, на склоне лет, в надежде на государственный порядок и стабильность, сделать такое завещание! Я бы назвал это гражданским долгом, нравственным подвигом.

Это же какой авторитет имела городская власть! Завещать не фирме, не частным структурам, не отдельным лицам, а городской власти. Не наивный старик завещал, не выскочка, облапошивший окружающих, а зрелый муж, прошедший школу жизни и умевший честно зарабатывать деньги.

К сожалению, не вышло - все сгорело в горниле революций, переворотов и гражданских противостояний.

Очень хотелось бы нам узнать, остались ли у этих благородных, высоконравственных, справедливых общественных деятелей и корифеев медицинской науки потомки? Живы ли они?


Яков Васильевич Мысько,

зам.директора по научной работе ХНМБ